Географическое кафе

  Географическое кафе

Рассказы и новости о странах, городах, курортах, достопримечательностях 


Все страны

  • Общие обзоры
  • Австрия
  • Болгария
  • Бразилия
  • Венгрия
  • Германия
  • Греция
  • Дания
  • Египет
  • Иордания
  • Испания
  • Италия
  • Кипр
  • Китай
  • Маврикий
  • Мексика
  • Нидерланды
  • Норвегия
  • Португалия
  • Россия
  • Сингапур
  • США
  • Таиланд
  • Турция
  • Украина
  • Франция
  • Чехия
  • Швейцария
  • Швеция
  • Шри-Ланка
  • Япония

    Темы статей
  • Азия
  • Бали
  • Вена
  • Венеция
  • Горные лыжи
  • Города
  • Европа
  • История
  • Кавказ
  • Канары
  • Карнавалы
  • Крит
  • Крым
  • Лас-Вегас
  • Лондон
  • Мертвое море
  • Милан
  • Мюнхен
  • Новый Год
  • Нью-Йорк
  • Париж
  • Прага
  • Рим
  • Рождество
  • Стокгольм
  • Столицы мира
  • Токио
  • Черное море
  • Шопинг

    Темы статей
    Архив статей
    Темы новостей
    Словарь
    туриста

  • Главная    О США    Статьи    Новости   

    «Обзорные вышки» Гудзона

    Долина реки Гудзон в графстве Вестчестер с XVIII века была облюбована сильными мира сего как место отдыха – от работы, от городской сутолоки, от изнуряющей летней жары. Тогда и начали расти на высоких берегах живописной реки особняки, помпезные и не очень – Вашингтона Ирвинга, выдающегося американского писателя; Дж.Гулда, “короля” железных дорог; Джона Рокфеллера, первого миллиардера в истории человечества; Франклина Рузвельта, 32-го президента США; Самуэля Морзе, художника и изобретателя (того самого, что изобрел аппарат и азбуку Морзе); Корнелиуса Вандербильта, предпринимателя и т.д. Объединяло “соседей по Гудзону”, людей самых разных профессий, в основном одно - наличие денег. В настоящее время большинство особняков превращено в музеи.

    Не исключение и усадьба Спрингвуд в Гайд-парке – наследственный дом Франклина Рузвельта. Унаследовав имение отца, Франклин использовал его как летнюю резиденцию. На территории усадьбы по его чертежам была построена библиотека и примыкающий к ней кабинет. Именно с Рузвельта пошла традиция президентских библиотек.

    В Спрингвуде Франклин Рузвельт много работал, здесь он вел свои знаменитые “беседы у камина”. Здесь и похоронен, рядом с женой и матерью – в Розовом саду у дома. В кабинете стоит письменный стол президента, перевезенный из Овального кабинета Белого Дома.

    В трех километрах к северу от Гайд-парка находится особняк Фредерика Вандербильта, внука основателя династии Корнелиуса Вандербильта, самого богатого бизнесмена Америки последней четверти XIX века, владельца парусных и пароходных флотилий, портов и железных дорог.

    Внешне 3-этажный особняк на Гудзоне не особенно велик, вся его роскошь и размах хозяйских амбиций прячутся внутри – в стремлении воссоздать интерьеры королевских дворцов старой Европы, французских в частности. Так, спальня одной из хозяек особняка и ее постель на возвышении, с балюстрадой, скопированы с опочивальни Марии Антуанетты.

    В доме 50 комнат. Хозяева, у которых хватает недвижимости и в других местах, не считая Нью-Йорка, появляются здесь на несколько недель в году – преимущественно весной и осенью. Но постоянно проживающий обслуживающий персонал – в количестве 60 человек – держат в усадьбе круглый год. Им отведены 13 комнат на третьем этаже.

    В родовое имение Рокфеллеров, Kykuit Pocantico Hills на Гудзоне, до сих пор на лето съезжается многочисленная родня четвертого поколения первого миллиардера мира во главе со старшим его представителем, 94-летним Дэвидом Рокфеллером, внуком основателя рода. Только живут они уже не в замке прадеда, а в “гостевом” флигеле. После смерти старшего брата Дэвида – Нельсона Рокфеллера – в 1979-м Кайкит, согласно его завещанию, был “передан народу”.

    Где-то в начале 1890-х Рокфеллер-первый приобрел тут огромную территорию в 9 тыс. акров земли и возвел на ней 4-этажный дворец (5-й, basement – спортивный зал), щедро украшенный на фасаде горельефами и барельефами, но без особых излишеств внутри. Зато дом был оборудован со всеми возможными для того времени удобствами – электричеством, водопроводом, центральным отоплением и лифтом.

    Вокруг дома-дворца разбили парк с фонтанами, прудами и бассейнами, гостевым домом, верандами, ротондами, галереями, беседками. Парк этот, спланированный в лучших европейских традициях, щедро украшенный скульптурой, являет собой подлинное произведение искусства, шедевр ландшафтной архитектуры. Он, словно гигантское зеленое блюдо, вознесен над “миром всем”. С высокого рокфеллерского холма открываются во все стороны потрясающие виды. Отсюда и название имения: Kykuit на датском - “Обзорная вышка”.

    Дж.Рокфеллер-ст. всю свою долгую жизнь (он не дожил всего 2 года до 100 лет) занимался бизнесом, а под занавес увлекся благотворительностью. Коллекционирование не было его хобби. Произведения искусства начал собирать его сын Джон Рокфеллер-мл. Джон Второй украсил дом уникальной коллекцией китайской керамики VI-XVII веков, а парк – скульптурами современных авторов, выполненными в стиле античности.

    Представитель третьего поколения, Нельсон Рокфеллер, много раз избиравшийся губернатором штата Нью-Йорк, вице-президент США в 1974-77 гг, увлекся коллекционированием произведений изобразительного искусства – от Ренессанса до современного (в его собрании 12 редчайших гобеленов Пикассо).

    Нельсона раздражали античные парковые скульптуры. Не рискуя избавиться от того, что было дорого его отцу, он лишь сослал памятники на периферию парка, подальше от глаз. А на их месте разместил модерн – скульптурные творения Пикассо, Майоля, Миро, Генри Мура, Калдера, Дэвида Смита и др. Каждое из них безусловно имеет высокую художественную ценность, но зачастую диссонирует с а ля-античными скульптурами и с общим стилем замка и парка.

    Неподалеку от усадьбы находится небольшая приходская церковь – The Union Church of Pocantico Hills – место уникальное не только потому, что является фамильной церковью Рокфеллеров, но и из-за высочайшей художественной ценности, в ней заключенной. Дело в том, что витражи для ее окон выполнены двумя гениальными художниками ХХ века – Матиссом и Шагалом. Анри Матисса и Эбби Олдрич, большую поклонницу его таланта, связывала многолетняя дружба. И когда Нельсон попросил Матисса сделать для Union Church первый витраж, вернее, эскиз витража, чтобы таким способом увековечить память своей матери, 84-летний, уже прикованный к постели художник не смог отказать ему в просьбе. Матисс успел завершить эскиз и подобрать к нему цвета всего за два дня до своей смерти. Так что круглый витраж “Роза” на алтарной стене Union Church of Pocantico Hills, как память об Эбби Олдрич, стал последней работой великого мастера.

    Другой сын Джона и Эбби, Дэвид Рокфеллер – банкир, филантроп, глобалист, позднее, согласовав свои действия с членами семьи, заказал второй витраж, уже в память об отце, Марку Шагалу, решив установить его напротив первого. Шагал, обязанный своим спасением в начале 1940-х фонду Рокфеллера (Комитету спасения), с радостью согласился, специально приехав в Нью-Йорк, чтобы увидеть церковь. Так появляется витраж Добрый Самаритянин. Затем он сделал еще 8 витражей, меньшего размера, ветхозаветной тематики. Серия витражей в маленькой частной церкви Покантико-Хиллс – единственная в своем роде работа Марка Шагала на американской земле.

    Хотя родовое имение Рокфеллеров, Kykuit, Pocantico Hills, объявлено народным достоянием и принимает посетителей, присутствие многочисленных потомков первого миллиардера мира, часто туда наезжающих, создает для “народа” определенные ограничения. В частности – на территорию имения можно попасть только с гидом и в строго определенные часы.

    В полутора часах езды к северу от Нью-Йорка, в горах Шаванганк, на западной стороне Гудзона есть необычный замок-отель Mohonk Mountain House, уютно устроившийся в ложбине между хребтами. Правда, строили его не миллионеры и не их дети, а два брата-близнеца, Альфред и Альберт Смайли, на голом, можно сказать, энтузиазме и собственном труде. Строили более 30 лет – с 1879 по 1910 г.

    “Горный Дом”, как называют его хозяева и обслуживающий персонал, в стране больше известен как “Старый отель”. Он стоит на высоком, отвесном берегу – скалы под ним, будто сваи или стены крепостных башен, – отражаясь в синих водах горного озера Моухонк, что на языке индейцев означает “Озеро в небе”. Озеро совсем небольшое –полмили в длину при глубине 18 м, но очень живописное, и в нем водится великолепная форель.

    Гости отеля могут совершать дальние прогулки по бесконечным лесным тропам (общей длиной 140 км) – пешком, на велосипеде, в повозке или верхом, ловить рыбу, купаться в озере и в бассейне, зимой кататься на коньках.

    Добротные, шикарные интерьеры “Горного курорта” под стать помпезному внешниму облику. 266 просторных комнат с балконами, залы, холлы со 120 массивными каминами, оранжерея, библиотека, каток.

    О богатой истории Старого отеля рассказывает галерея портретов знаменитых и именитых людей, когда-либо посещавших сей горный приют. В их числе Рокфеллеры, укутанные в меха, писатели Джон Бэрроуз, Томас Манн, промышленник Эндрю Карнеги, президенты Теодор Рузвельт, Резерфорд Хейз, Честер Артур и Говард Тафт, священнослужители, судьи высокого ранга и т.д. Столетний “Старый отель” по сей день остается собственностью одного рода.

    Mohonk Mountain House считается одним из старейших среди курортов Америки и одним из самых престижных. Его иначе не называют, кроме как великолепный, полный очарования, роскошный. В 1986 году он был объявлен памятником архитектуры и истории США, историческим наследием нации. А совсем недавно – включен в списки великих отелей мира и замков Америки.


    Элеонора Мандалян
    Русский Базар №41(703) 8 - 14 октября, 2009






    Географическое кафе. Рассказы и новости о странах, городах, курортах, достопримечательностях
    Рейтинг@Mail.ru  
    Адрес для связи: dilet@narod.ru